Site Logo

Форум ЕВРАЗИЯ

Старый форум чата "Евразия"
 
Текущее время: 26 окт 2020, 13:19

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Невероятно, но факт!
СообщениеДобавлено: 06 апр 2006, 19:59 
Гость

Зарегистрирован: 06 апр 2006, 19:40
Сообщения: 1
Аруахи заговорили!
или Голоса из Небытия…

Это похоже на сценарий мистического фильма, или напоминает эзотерическую литературу о забугорных шаманах и магах – настолько фантастично это звучит. И, тем не менее, – это факт. Это – настолько реально, насколько только реальным может быть то, что происходит лично с вами.
Не на экране кинотеатра, не с книжных страниц, не за тысячи километров, не за горами и лесами – все это происходит рядом с нами, в нашей стране, прямо сейчас! И величайшее чудо, благословение, дар небес в том, что нам, казахам (да и всем казахстанцам!) не нужно отныне носиться по миру в поисках истины – к арабским ли муфтиям, к индийским ли йогам, к мексиканским ли нагуалям. Отныне у нас есть своя собственная истина, которая, подобно «Х-файлам», оказалась где-то рядом!..
«Лебединая песня»
Чтобы все было ясно с самого начала, лучше всего будет, я думаю, изложить мою собственную историю, как я столкнулся с ЭТИМ…
В ноябре месяце 2004 года я получил по электронке странное письмо от друга. Там были сплошь эмоциональные восклицания, восхищенный словесный писк, из которого я толком ничего не понял – то ли друг мой пребывал в восторге от какого-то нового мистического фильма, то ли его поразило знакомство с необычным человеком. Последовавшие объяснения позволили мне понять, что есть некие девушки, которых именуют «акку» (по-казахски «лебедь»). С этими девушками мой друг в составе целой группы людей объездил в течение воскресенья мавзолеи пяти святых, расположенные где-то по Алматинской области, и на каждой могиле эти девушки, так сказать, «вещали» - входили в транс и говорили от имени этих самых святых… Что поразило моего друга, так это то, что все, что аккушки, видя его впервые в жизни, говорили о нем, о его прошлой жизни, о его мыслях, мечтах и надеждах, - полностью совпадало!..
Я вообще-то с юности падок до всего мистического – начитался эзотерики от Кастанеды до Шри Ауробиндо, исследовал древние верования, которые некогда заклеймили как «язычество». Вдобавок ко всему, от ужасной неизлечимой болезни, поглотившей 30 лет моей жизни, меня исцелила простая сельская бабулька, используя воду, парафин и молитвы…
Поэтому ничего странного, что лишь заслышав о таком необычном явлении, я тут же устремился к этим аккушкам, на встречу с аруахами…

Аруах
Здесь надобно небольшое ответвление, вызванное необходимостью объяснить незнающим понятие «аруах». Дело в том, что большинство неказахов, а также многие из так называемых «орусевших» городских казахов не имеют четкого понятия об этом явлении.
Если взглянуть в глубину истории казахов, то относительно наших верований в глаза бросается один интересный факт: на протяжении тысячелетий наши предки, как и многие другие народы, иногда сменяли веру (богом считали то Солнце, то Небо, поклонялись Ахурамазде, Тенгри, Аллаху, а некоторые казахские рода – Будде и даже Христу!). Однако в этом религиозном параде сквозь тысячелетия неизменным оставалось лишь одно – благоговейное почитание аруахов - Духов Предков. Какие бы ритуалы ни совершали кочевники, какие бы молитвы они ни шептали – всегда священным считалось Имя Предка, Память Предка, Дух Предка.
Имена Предков носят казахские рода: Найман, Адай, Дулат и многие прочие – все это реальные в прошлом люди, давшие начало целому роду. Во имя аруахов по пятницам казахи пекут священный хлеб – «шильпек». С именем аруахов казахи шли в бой: у каждого рода есть собственный «уран» - боевой клич, также имя аруаха. И по сию пору каждый казах обязан знать «Жетi Ата» - имена семи предков, семь колен, уходящие в глубину прошлого. И не только знать эти имена, но и гордиться ими, почитать и восхвалять их.
Среди казахов считается, что умершие не растворяются в небытие – попав в Мир Иной, они становятся аруахами и стараются помочь своим потомкам, а также всем, кто оказывает им почтение. Поэтому отношение к мертвым у казахов всегда отличалось величайшим уважением. Эта древнейшая традиция прослеживается еще с сакских времен, когда разорение могил предков считалось наистрашнейшим грехом, за который тут же объявляли войну. Средневековый венецианский купец Марко Поло, служивший при дворе Хубилая, также свидетельствует, что « татары от мертвого ничего не берут », то есть, мародерство считают святотатством, за которое аруахи могут покарать.
Почтение к умершим предкам, безусловно, существует в каждом народе. Однако лишь у казахов сохранилось понятие Шежiре – родословное древо, которое, в отличие от европейских народов, не является привилегией избранных, но может быть применено к любому казаху, знающему свои Жетi Ата.
Чтобы понять суть представлений казахов относительно аруахов, достаточно взглянуть на само Шежiре – этот водопад имен, многочисленными ветвистыми струями ниспадающий от самых далеких предков к ныне живущим потомкам. Дело в том, что кочевники никогда не считали человека чем-то отдельным. Как ветвь не может существовать отдельно от дерева, так и человек не может жить без рода, давшего ему жизнь. В сознании кочевника понятие «я – моя семья – мой род» представляло нечто неразделимое и цельное. И если были в роду человека храбрые и мудрые предки (а таковые были в каждом роду!), то их достоинства естественным образом распространялись и на потомков, как бы авансируя уважение окружающих, тем самым, налагая на них ответственность, подвигая их «быть, как предки», заражая их героизмом отцов.
Поэтому по сей день казах с гордостью произносит имя предка. Поэтому по сию пору казах почтительно склоняет голову перед аруахами. Поэтому священное понятие аруах , став коренным отличием «казахского ислама», преодолев семидесятилетнее давление атеизма, никогда не исчезнет из этих степей! Покуда будет жив хотя бы один казах!

Шырак
Как оказалось, свои ритуалы акку совершают не только по воскресеньям в форме малого паломничества к могилам пяти святых, но еще и устраивают аналогичные «встречи со святыми» дважды в неделю, прямо в городе, в одной из квартир.
И вот в субботу вечером я оказался на такой квартире, которую они называли «орда». В углу на столе лежал Коран, на стенах висели портреты казахских батыров, биев и ханов, на полу сидели люди – человек двадцать. Один из них рассказывал вновь прибывшим, таким же, как и я, о том, что здесь происходит.
Я узнал в тот вечер, что эта орда носит имя Казыбека би (то есть, аруах Казыбека би оказывает ей помощь «с того света»); что акку – это девушки, которые от своих предков унаследовали «касиет» (святость) и поэтому могут «говорить сердцем», точнее, передавать слова «аташек» (святых дедов); что, кроме женщин-акку, есть еще и мужчины, обладающие такими же способностями – «сункары» (соколы); что речь аруахов, которую акку и сункары доносят до потомков, называют «бата» (благословение), а эти вечерние собрания – «шырак».
Шырак – это по-казахски «свет», «горящая лучина» или «светильник», но самое близкое значение – духовное: «светоч». Еще с зороастрийских времен казахи сохранили особую веру в огонь, в его очищающие качества. Перед входом в юрту ханов вплоть до позднего средневековья устанавливали два полыхающих огнем чана, и всякий идущий на аудиенцию обязан был пройти между ними, дабы очиститься перед встречей с ханом от всякой скверны. Очаг в любом доме также считался священным.
Поэтому меня лично нисколько не удивило, что перед началом всего действа, прочитав суру из Корана, прежде всего, зажгли несколько масляных свечей-шыраков, и девушка-акку совершила ритуал «аластау» - очищение огнем: поочередно обвела горящими свечами вокруг голов всех присутствующих.
Как только закончился этот «огненный душ», в центр комнаты поочередно стали выходить девушки и парни – акку и сункары. Они называли имя аруаха, и говорили. При этом они шатались, изгибались, вертели головами. Их дыхание сбивалось, голоса менялись. На лицах выступал пот, глаза были напряженно зажмурены. Они говорили сбивчиво, с трудом выдавливая слова... Как нам объяснили, это были начинающие акку и сункары, которым пока еще трудно доносить слова аруахов.
После же них вышли опытные акку. Эти говорили хорошо поставленными, с отличной дикцией голосами. Они лишь слегка раскачивались в такт текущей речи, и глаза их были широко раскрыты. Речь лилась из их уст легко и непринужденно, отточенным рифмованным ритмом, красивыми и сложными, явно древними казахскими словами.
Сидевшие в комнате люди слушали, потупив глаза, раскрыв по-мусульмански ладони. Когда называли имя одного из них, тот вставал, кланялся и слушал стоя. Если говорившие произносили что-то хорошее, раздавалось «ауминь!» и присутствующие прикладывали ладони к лицам.
Наконец, назвали и мое имя. Я встал, поклонился и включил диктофон…
С этой минуты я точно не могу передать свое состояние. Аккушка подошла ко мне почти вплотную и говорила громко, почти выкрикивая слова. Что-то нахлынуло на меня. Какая-то энергия, скорее, расслабляющего действия, наполнила мое существо и держала так еще часа два. Все было как сквозь туман. Разумеется, я, городской казах, с русским образованием и общением, ни слова не понял из той речи…
Когда все закончилось, ко мне подошли с кратким конспектом бата, чтобы объяснить, что мне там говорили: «В 2000-м болел зимой, так?» - «Ну да, было…» - «В 1997–м проблемы были с милицией…» - «С милицией? Да у меня никогда с законом проблем не было!» - «Ладно, потом вспомнишь…» Беседуя, мы вышли на улицу. Напомнив напоследок, что завтра мне выпала дорога на Бес Ата (те самые пять святых, к могилам которых ездил мой друг), мои собеседники попрыгали в такси.
Я оказался на улице один. И даже обрадовался этому – так я могу вслушаться в то странное ощущение, которое все еще не покидало меня. С одной стороны, руки-ноги-голова-тело – все вдруг стало как бы «не мое»: пустое, чужое, далекое… С другой стороны, я все же контролировал все, что происходит, просто направляя тело, куда следует, и оно уже само производило необходимые действия. А я как бы «отдыхал на ходу»…
Кстати, это очень мне пригодилось, так как в тот момент я был в ужасном финансовом кризисе, и денег у меня не было даже добраться до дома. Вот я и направил тело в далекий пеший путь. При этом, не прошел я и квартала, как на моих глазах случилась авария, в ходе которой прямо на меня летела «Мазда», остановившись в полуметре от моих ног, но я, будучи в том странном состоянии, даже не шелохнулся – как шел, так и шел себе дальше…

Бес Ата.
Был хмурый осенний день. Мы выехали из города рано утром на старом «пазике». Сидеть было неудобно, но ехать-то не на гулянку, к тому же, многие вообще стоя ехали. Поэтому пришлось терпеть. По пути нам раздали куски белой ткани («актык») – по пять отрезов каждому, чтобы возложить на могилы аташек.
Мы подъезжали к могилам, бросали мелочь, кто-то из мужчин читал Коран, затем мы стелили эти белые ткани на могилу и, встав в круг, прямо здесь в степи, получали бата. С удивлением я обнаружил, что паломников довольно-таки много – к могилам святых подъезжали многочисленные автобусы и легковушки.
Я старательно записывал на диктофон все, что мне говорилось, так как понимал буквально лишь отдельные слова. У мавзолея Суюнбая ата единственное, что я понял из его бата, было: «что, сынок, стоишь тут передо мной, не понимая, что тебе дедушка говорит?» И действительно, я ничего не понимал в тех своих первых бата…
В обед мы заехали в некое село, где располагалось что-то вроде базы этого движения. Кстати, здесь, пока мы пили чай, а аккушки заботливо ухаживали за паломниками, нам более подробно объяснили, что движение это, начатое в 1997 году, называется «Ата жол», что в переводе означает «Путь предков». Паломничество к Бес Ата объясняется как раз тем, что они, эти пятеро, и заложили основы Пути. Вот имена пяти святых отцов: Туктубай ата, Суюнбай ата, Сарыбай би ата, Жамбыл ата и Кайназар ата. Оказалось, что все они в свое время, будучи мощными святыми, почитались в народе, и, хотя и жили в разное время, но по цепочке получили друг от друга благословение. Поэтому, если поездка в Туркестан считается «малым хаджем», то посещение могил Бес Ата, наверное, можно назвать чем-то вроде «предварительного хаджа». Одновременно, выразив своим посещением уважение к праху пяти святых, безусловно, получаешь их всяческую поддержку.
Также я узнал в тот день, что, кроме Бес Ата, важнейшей фигурой в этом движении является дух святой Айша биби. Я с детства знал о ней, видя в музее археологии макет ее полуразрушенного мавзолея, но не знал, что с давних пор она почитается как святая, погибшая ради любви. Как нам объяснили, Айша ана («ана» значит «мать», это слово обычно добавляют к женщинам-святым) занимает довольно-таки высокое положение среди святых, лично вымолив у аллаха возможность говорить с духами. И только она решает, кто может «открыться» и стать акку или сункаром. Даже белое знамя «Ата жола» считается флагом именно Айша биби.
Объяснили нам и главную цель этого движения, которая, оказывается, не в том, чтобы получить бата и узнать будущее. Оказалось, что аруахи основную проблему народа видят в алкоголе и сигаретах, которые для казаха просто органически неприемлемы. Подобно спившимся и гибнущим многим северным народам, казахи тоже могут пропасть через пристрастие к алкоголю, так как этот напиток не был в традиционном меню нашей нации.
Что касается меня, то я бы еще недавно поспорил с этим, если бы сам не бросил пить буквально год назад. Как я уже писал выше, многие годы я страдал ужасной кожной болезнью, которая привела меня ко 2-ой группе инвалидности, заставляла по полгода валяться в постели в состоянии гниения и явилась причиной неполученного образования, потерянных карьерных возможностей и загубленного личного счастья. Врачи, кроме бесчисленных живодерских экспериментов, ничего со мной сделать не могли и просто махнули рукой, а простая деревенская бабка поставила меня на ноги за 7-8 месяцев безо всяких мазей и примочек. При этом она попросила меня не пить хотя бы полгода. Я сделал это, прикинув, что полгода-то можно потерпеть. Но, как оказалось позже, она меня просто обманула – когда прошли эти полгода, и я снова стал заглядывать в бутылочку, бабулька устроила мне шкандаль, запретив пить вообще! Прежде чем бросить пить окончательно, я хорошенько подготовился – пил беспробудно в течение недели, так, что до сих пор на дух не переношу алкоголь.
Позднее руководитель предприятия, в котором я работал, будучи по профессии биологом со специализацией на диетах, убеждала меня, что казахам действительно нельзя пить в силу их генетического строения. Дело в том, что в наших организмах просто не предусмотрены такие вещества, которые могли бы успешно бороться с разрушительным воздействием алкоголя. Поэтому казахи спиваются гораздо быстрее, чем, например, русские… Хотя, если честно, и русским не помешала бы «сухая» жизнь…
Во время чаепития в двух словах нам рассказали и о человеке, начавшем это движение здесь, в реальном, так сказать мире. Ведь Бес Ата и Айша биби инициировали это дело, находясь в мире ином, но здесь, на грешной земле, кто-то должен был это начать. И выбор пал на обычного человека, жизненными своими деяниями никак не тянущего на звание святого. Но он оказался единственным продолжателем рода, имевшего большую святость, поэтому у него не оказалось выбора…
Единственный сын немолодых уже родителей, Кадырали Тарыбаев, родившись в небольшом ауле Алматинской области, рано оказался сиротой. С детства отличался неспокойным характером, часто откровенно хулиганил, был непослушен и задирист. Разумеется, часто прикладывался к горькой, как и положено было в советские годы. Однако к работе относился с ответственностью, так, что в былые годы дослужился до зампредседателя колхоза. Во времена всеобщего развала и хаоса девяностых он, как и все мы, отчаянно искал свое место в жизни. В момент этого острого жизненного кризиса почему-то потянуло его в Туркестан. На святой земле он оказался в компании друзей, среди которых оказалась одна женщина, обладавшая даром целительницы. И вот видит та женщина сон, в котором получает прямое указание: Кадырали должен ударить ее по спине! Не понимая, зачем это нужно, и главное, не зная, как это преподнести врослому разумному человеку, женщина вдруг начинает кашлять в присутствии Тарыбаева и просит ударить ее по спине, якобы, чтобы сбить кашель… Получив удар по спине, она тут же начинает говорить… Это и было первое бата, произнесенное первой акку у мавзолея Кожа Ахмеда Яссави… С тех пор аруахи дали ему имя Ак Ул, что означает Белый Сын.
Но вернемся на Бес Ата. В ходе этого воскресного путешествия бросились в глаза такие факты. С нами ехал мужчина-казах, такой веселый, разговорчивый, всю дорогу шутил и развлекал остальных. Но во время одного из бата аташка так на него «наехал» за то, что тот неласков с матерью, что его пошатнуло, и оставшуюся дорогу наш весельчак был глубоко задумчив и далеко невесел… Как раз передо мной сидели молодая женщина с сыном лет девяти. Когда они получали бата Суюнбая ата, тот стал ругать ее за то, что она бьет сына. Он говорил: «А знаешь ли ты, что во столько-то лет сын твой высоко поднимет голубое знамя Казахстана над миром? Да как смеешь ты бить гордость народа?..» Женщина покраснела и разрыдалась, а потом, когда уже ехали домой, она крепко прижала к себе мальчика, как бы прося прощения… Уверен, что теперь она к нему пальцем не прикоснется и будет беречь гордость нации…
Завершив паломничество, мы ехали домой веселые и довольные, с песнями. По приезду я расшифровал с аккушками записи моих бата, и самой интересной в них была следующая деталь. На бата мне сказали, что в 3 года я чуть не умер от странной болезни легких – спросил у мамы, оказалось, так и было, просто мне не говорили об этом. Все остальное, разумеется, также совпало, оставалась лишь ждать воплощения предсказанного будущего. Самым интригующим в этом было ожидание прихода денег, которые были обещаны с указанием дат… В течение последующих двух месяцев денежки действительно приходили с погрешностью в плюс-минус пару дней…

Лечение
У бата – своеобразный язык. Мало сказать казахский, как я говорил, здесь используются некоторые древние обороты. Например, когда говорят «ак телпек» («белые шапки»), это значит «врачи», то есть, ты лежал в больнице или страдал какой-то болезнью. «Кызыл телпек» - «красные шапки» означает милицию, то есть, проблемы с законом. Понятие «аян» значит провидческий сон, который, оказывается, также посылают нам аруахи, но мы не можем понять его смысла, обращаясь за советом к «всезнающим» теткам или просто не придавая ему значения. Когда же аруахи говорят на бата слово «ем», что значит «лечение», указывая при этом количество дней, значит, ты должен посещать эти дни орду, и аккушки, пользуясь силой аруахов, будут тебя лечить.
Мне назначили пять дней. Я стал приходить в орду, и одна из многочисленных аккушек (или сункаров) занималась со мной следующим образом. Я садился, вытянув и соединив ноги, держа ладони раскрытыми по-мусульмански. Аккушка садилась рядом и совершала «аластау» - очищение огнем: зажженными спичками или шыраком обводила вокруг головы, вдоль и поперек моего тела, так, что от огня шла густая копоть – чем больше черной энергии собралось в человеке, тем больше копоти. Затем производился «кылыш салу» - «вонзание клинка»: аккушка ногой или рукой искала некую точку в моей ноге, и, найдя ее, шептала какие-то фразы. При этом из ее руки (ноги) в меня вливался поток будто бы кипящей энергии. Некоторые из акку-сункаров были столь сильны, что я после этой процедуры просто валился на пол на несколько минут, не в силах двигаться. Внутри энергия кипела, бурлила, и было ощущение величайшего кайфа, после которого чувствовал себя зановорожденным. Кроме «кылыша» еще массировали тело, стегали камчой (плетью) над головой и вдоль тела, приговаривая молитвы и слегка присвистывая. Во время всех этих процедур акку могла что-то говорить: что будет, что надо сделать, что на душе и т.д. – оказывается, это аташки шепчут аккушкам во время лечения. Таким же образом (при подсказке аташек) аккушки ставили диагноз, с поразительной точностью «угадывая», что болит. К примеру, давно беспокоивший меня желудок они не только «вычислили», но и вылечили, в течение этих пяти дней прикладывая в район пупка свою ладонь. При этом чувствовался поток теплой приятной энергии, от которой хотелось заснуть.
Принимая лечение, в то же время я посещал и шыраки, получая бата, на одном из которых мне выпала дорога в Туркестан.

Туркестан.
Святая земля. Расположенная на территории нынешней Южно-Казахстанской области, она почиталась тюрками во все времена, и лишь в советские десятилетия этот край был заброшен и забыт. С возрождением старых законов стал возрождаться и Туркестан – пристанище тысяч святых…
Сегодня в Казахстане всякий знает имя святого Кожа Ахмеда Яссави (Ходжа Ахмад Яссауи). Живший примерно в IX - X веках нашей эры, этот человек окутан пеленой тайны. Будучи одним из основателей мистического направления ислама – суфизма, говорят, при жизни он творил чудеса, за что был почитаем в народе. В возрасте 63 лет он распрощался с дневным светом и навсегда спустился в подземную мечеть, проведя остаток жизни в одиноких раздумьях и молитвах. Спустя некоторое время после его смерти, знаменитый хромой завоеватель Тамерлан при личном участии построил над его могилой в Туркестане гигантский мавзолей, поражающий воображение. В этом мавзолее хранится прах самых достойных людей, среди которых – известные святые и великие ханы. Главное же помещение мавзолея занимает древняя святыня всех тюрок – Тайказан, самый большой в мире котел, символизирующий единство тюрок.
Фигура Ходжи Ахмеда Яссави в сознании тюркских народов настолько значительна, что еще с древних времен сохранилась поговорка: «В Мекке – Мухаммед, в Туркестане – Ходжа Ахмед». Что фактически означает равнозначность этих имен в духовном плане. По сию пору паломничество в Туркестан считается «малым хаджем», и троекратное посещение этих земель приравнивается к одному посещению святой Мекки. Среди казахов считается, что если вам не выпадет случая посетить далекий арабский город, то хотя бы раз в жизни каждый обязан посетить прах святого Кожа Ахмеда Яссави.
Однако в этом деле есть свои правила. Неподалеку от мавзолея Кожа Ахмеда расположен прах другого, не менее великого, святого – Арыстан баба, который при жизни являлся учителем Кожа Ахмеда. Поэтому сначала необходимо посетить именно его мавзолей. На бата аруахов, когда выпадает дорога в Туркестан, чаще даже называется имя именно Арыстан баба.
Когда вы проезжаете по этим землям, перед вашим взором предстает один мавзолей за другим. Туркестан – действительно святая земля, духовная столица тюркских народов. И посещая эти места по указанию аруахов, человек получает не просто многочисленные бата от каждого святого, но и духовное очищение и благословение предков.

На Юг!
Помните моего друга, приведшего меня на первый шырак? На одном из бата нам обоим выпала дорога в Туркестан. Но, странное дело, ему было сказано, что он достигнет святой земли через три месяца, а я – через четыре. Мы договорились, что, если повезет, то поедем вместе, через три месяца, что по срокам получалось в начале марта 2005 года. Но, как говорится, «хотите рассмешить Бога, расскажите ему о ваших планах»…
Вышло так, что в начале 2005 года мне попалась работа как раз на два месяца. То есть, по всем расчетам, я должен был ее закончить как раз к марту, получить деньги и вместе с моим другом отправиться в путешествие. И вот проходит время, мой друг уже готов к поездке, а моя работа – затянулась! А закончилась она, как сами понимаете, ровно через месяц! То есть, именно к тому сроку, который был дан в бата.
Дата выезда пришлась на 3 апреля. В Алматы к этому времени уже довольно-таки тепло, а в те дни стояла просто великолепная погода: ярко светило солнце, уже распускались почки и птички пели свои веселые весенние песенки. По собственной глупости, обманутый этой видимостью наступившей весны, я отправился в путь налегке, не взяв тяжелых вещей – теплой куртки и одеала. Все-таки, думал я, на юг же еду! Мол, если здесь, в городе так тепло, так в Туркестане вообще зажарюсь! Слава Богу, хоть свитер и теплые носки взял по старой экспедиционной привычке – мой отец археолог.
И вот представьте окрыленного жаждой новых впечатлений парня в летней кепи, легкой курточке, накинутой на футболку и в беговых кроссовках-сеточках. И свежий такой, «бодрящий» степной ветерок, продувающий насквозь не только людей, но и старый видавший виды автобус-коробку. Я вообще мерзляк по природе. С первого сквознячка тут же простываю, чихаю и пускаю сопли. И тут такое испытание! Оказаться один на один с матушкой природой во всей ее суровой красе! Ведь паломничество – это не комфортабельный тур со всеми удобствами. Мало того, что автобус дребезжит всеми запчастями и, кажется, вот-вот развалится. Мало того, что в спину мне впивались шурупы от провалившейся спинки кресла. Весь ужас состоял в том, что для поклонения святым надо было выходить на улицу, в открытую степь, где свирепствовал далеко не дружественный ветер!
Но – чудо! В ужасном для меня испытании холодом я провел два дня. Когда же мы прибыли в некое ущелье, к странной расколотой скале (о ней подробно напишу чуть ниже), на нас, измученных пронизывающим ветром бедолаг, окончательным смертельным приговором еще и посыпался снег… В этот момент во мне будто бы что-то переключилось. Чик! И все. И нет больше холода. Я вдруг понял, что холод, как, впрочем, и все остальные проблемы человеческого существования – в уме! Говоришь себе: мамочки, как холодно, как я замерз – и будешь мерзнуть! А если просто не обращать на это внимания – вполне можно жить, и даже улыбаться!..
Вот так, окутанный снежной россыпью, распростившись со своей старой мерзляцкой привычкой, я перешагнул не только через порог святого ущелья, но и через порог своего собственного внутреннего ограничения, через свои физические недостатки… Я поднимался вверх по каменистым тропинкам, меня окутывал густой снежный вальс, а я улыбался, радуясь абсолютно новому для себя состоянию…
Кстати, об улыбках. Характерной особенностью паломничества в Туркестан является приподнятое настроение, которое обязательно на этом пути. Помню, как мы, усталые путники, приблизившись к мавзолею Арыстан баба примерно на сто километров, встретили караван, уже получивший бата у святого престола. И вот мы с удивлением смотрим на лица тех людей – светлые, радостные, искрящиеся дружелюбными улыбками. Мы смотрели на них с завистью, а сопровождавшая нас аккушка сказала: «Вот увидите, как получите бата в Туркестане, так же будете улыбаться!»
И действительно, абсолютно незнакомые друг с другом люди, сидевшие в одном автобусе, получив первые бата, стали как будто бы родные – шутили и смеялись, делились пирожками, пели и даже танцевали в ходившем ходуном салоне, падая на руки спутников и снова вскакивая в безумный танец, подогреваемый дружными аплодисментами и восторженными возгласами! И поныне, случайно встретив кого-то из того автобуса, крепко обнимаешь его, как родного, сам удивляясь – почему?
Ощущение странного единения, необъяснимого братства охватывает тебя на дорогах паломничества. Еще перед отбытием в путь в автобус вошел Кадырали Тарыбаев, наставляя паломников, чтобы они были взаимно вежливы, внимательны и заботливы, проявляли скромность, спокойствие и терпение, так как аруахи видят взаимоотношения людей и могут либо облегчить, либо усложнить путешествие. Об этом постоянно напоминали и аккушки. И, если в автобусе набираются люди с действительно открытым сердцем, то атмосфера единства возникает в пути сама собой. Интересно было наблюдать, как даже самые своенравные и горделивые люди, демонстрировавшие все худшее, что в них есть в самом начале пути, по ходу движения каравана вдруг менялись, становясь гораздо мягче и терпимее к окружающим…
Так, смеясь, с песнями и танцами, пятеро суток носился наш караван по дорогам Южного Казахстана, целыми днями колеся между мавзолеями и святыми местами. Подобно паломничеству на Бес Ата, мы так же возлагали к могилам отрезы белой ткани, бросали монеты, читали суры из Корана и двигались дальше. Вечером же мы заезжали «на базы» - обширные частные подворья, приспособленные к приему нескольких десятков, а иногда – сотен людей. Здесь мы отдыхали, ужинали и получали бата от аташек, которых посетили днем. Если учесть, что один караван включает в себя два-три автобуса, что составляет 50-80 человек, то эти бата были отдельным испытанием, так как продолжались порой в течение четырех-пяти часов.
И вот что со мной произошло на этих самых бата. Теперь уже не помню, какой из аташек давал мне бата, в котором вдруг среди всего прочего намекнул, что… быть мне сункаром! Все в караване поздравили меня с этим, мол, будешь обмывать… Оставалось лишь получить одобрение Айша биби, к которой мы прибыли на третий день. И действительно, Айша биби из всего каравана подняла четверых парней, среди которых оказался и я, и благословила на получение «касиета» (святости), то есть, на служение людям на пути предков… В этот момент я вспомнил, как на бата, данном мне еще в Алматы, аташка сказал, мол, как достигнешь пределов святой земли, вся жизнь твоя изменится… Я почувствовал, что моя жизнь действительно начинает меняться, но я даже не предполагал, что вот так…
Наконец, последний день путешествия преподнес мне еще один сюрприз, о котором по сию пору рассказываю, смеясь… Дело в том, что я был заядлым курильщиком. Не то чтобы в час по пачке, но курил регулярно и с удовольствием. Бросать пытался всего один раз в жизни, после чего решил, что лучше помру с сигаретой в зубах, чем в попытке от нее избавиться. Ох и обожал я это дело! Закуривал, лишь только утром открывал глаза. С наслаждением курил после еды, во время раздумий, лежа в ванной и просто «для общения». При этом все участившееся отхаркивание мокрот (сначала зеленых, потом темно-бурых) меня нисколько не смущало – бросать не собирался, лучше, думаю, пойду собаку съем у корейцев, почищу легкие! Я так и делал, пока…
Короче, в пути аккушки постоянно укоряли нас, курильщиков, мол, прекращайте, хотя бы эти пять дней не могли, что ли, воздержаться, нельзя же курить, бросайте, да хотя бы рот сполосните… Ну, я по природе вредный человек, ненавижу, когда мне указывают, что делать, тем более – кто они мне, эти девочки в платочках? Сам разберусь, как мне жить… И продолжал тайком покуривать в туалете.
Но вот в автобусе завязался очередной разговор о вреде курения, в котором акку рассказала один реальный случай из ее собственной практики. Некому парню, фанатичному любителю курения, прямо на бата аташка сказал: мол, бросай курить, а то задохнешься в этом дыму!.. Ну, парень эти слова принял скорее как абстрактный образ, и тут же, после бата, привычно сунул в рот сигарету… И стал реально задыхаться! Закашлялся, покраснел, упал на землю и стал биться в конвульсиях – с трудом откачали!.. Выслушав эту историю, я для себя решил, что все равно аккушек слушать не буду, но если мне лично, прямо в бата, сами аташки так и скажут, мол, давай, бросай и никаких! – тогда, думаю, ладно, так и быть, брошу… Но девочек-аккушек слушать не буду!..
Как сейчас помню, это был четверг, 7 апреля. Подумал об этом днем, а вечером, во время бата, поднимает меня Сеилхан ана и говорит… Только о курении! И только мне – из пятидесяти человек! Из двух десятков курильщиков! Все смеются, а я стою, как громом пораженный – ведь только днем об этом думал!.. И что говорит Сеилхан ана: мол, ты что думаешь, если куришь в туалете, так аруахи не видят? Да ты, говорит, если не бросишь курить в три дня, то Айша ана тебе такой сон покажет, в котором увидишь, что с тобой будет, если не бросишь…
Надо ли говорить, что не стал я дожидаться этого сна? Вышел после бата на улицу, достал пачку – как раз одна сигарета осталась, выкурил ее, последнюю в своей жизни, а наутро вручил зажигалку одному мужику из нашего автобуса со словами: «Ага, вот бросаю курить, зажигалку свою дарю вам, чтобы вы, когда сами бросите, тоже подарили кому-нибудь…» Он так и сделал чуть позже…
И в заключении хочу рассказать о странной скале, расколотой посредине. Казахи утверждают (в противовес армянам), что именно здесь некогда причалил ковчег пророка Ноя (или Нуха по Корану). Так оно или нет, но необычная скала, сквозь которую порой могут пройти толстые, а худые иногда застревают – действительно существует. Я проходил через нее. А шедший за мной человек моей же комплекции – застрял. А некоторые, гораздо обширнее меня в габаритах – также проскользнули сквозь странную расщелину, объявившую свой собственный «фейс-контроль». Не знаю, с чем это связано, но после увиденных и услышанных чудес, связанных с аруахами, я решил ничему не удивляться, предпочитая относиться ко всему спокойно и без эмоций – есть, значит, есть, ну и пущай будет! Для меня лично величайшим чудом было уже то, что именно здесь, у расколотой скалы, я распрощался с извечным своим страхом перед низкими температурами. Теперь, когда мерзну, я просто вспоминаю эти места, и улыбаюсь, вместо того, чтобы дрожать от холода…
Вот так я съездил в Туркестан по линии «Ата жола». Признаюсь, сделал я это, ведомый двумя главенствующими идеями. Первая была в том, что я до конца не верил в происходящее, и пытался проверить, действительно ли аруахи говорят через этих девочек в платочках, и, если нет, то как они это делают? Вторая идея была вызвана древним зовом, который живет в душе каждого казаха – преклонить колени перед священным прахом предков, тем самым очистить душу и получить поддержку аруахов.
Проблема была в том, что я все еще думал: правда все это или нет? Кто знал, что в ходе этого путешествия передо мной возникнет реальная возможность проверить все это на себе? Теперь мне предстояло перейти границу…

Печать на сердце
8 апреля я вернулся домой, мечтая об одном – о теплой ванной! Но, лишь переступив порог дома, тут же плюхнулся на кровать, не в силах даже переодеться, и проспал, кажется, целую вечность…
Приведя в порядок себя и собственные мысли, я снова появился в орде, теперь уже в новом качестве – потенциального сункара. Здесь аккушки поздравили меня с предстоящими изменениями в жизни и объяснили, что это значит, быть сункаром. Откровенно говоря, я думал, что надо просто доносить до людей бата аруахов и давать при необходимости лечение. Оказалось, что акку-сункары не только имеют обязанности перед народом и аруахами, но и определенные преимущества. Мне объяснили, что, кроме незримой поддержки из Небытия, акку-сункары могут в любое время и по любому интересующему их вопросу связаться с любым из духов и, соответственно, получить необходимые ответы. Это обстоятельство меня вдохновило, и я стал с нетерпением ждать дня «открытия» («ашылу») или «получения печати» («мёр алу»), как это называли аккушки. В качестве подготовки к этому надо было сделать лишь одно – научиться отличать «бельги» (знаки), идущие от Бес Ата. Это представлялось мне совершенно несложным делом – просто запомнить, какой аташка, куда дает свой бельги. Это проявляется как легкая вибрация или даже боль в различных частях тела: Туктубай ата дает знак под правой лопаткой, Суюнбай ата – в сердце, Сарыбай ата – в обхвате рук в районе локтя, Жамбыл ата – в затылок, Кайназар ата – в висках. В момент «открытия» один из Бес Ата даст свой знак, и это будет значить, что именно этот аташка будет жить в твоем сердце, став как бы «персональным менеджером».
ОК. Настал, наконец, день Х – 20 апреля 2005 года, и мы (8 человек – 5 женщин и 3 парня) отправились в Каскелен, небольшой поселок неподалеку от Алматы, в штаб-квартиру «Ата жола». Это обычный частный дом, в котором толпилась масса народу. Именно отсюда мы отправлялись в путешествие в Туркестан. Как мы узнали позже, в тот день открывалось более 300 человек со всего Казахстана – самый большой поток за всю историю движения. Процесс занимал три дня, и алматинцев попросили возвращаться на ночевку домой, так как нам попросту негде было бы расположиться.
Оглядевшись по сторонам, мы обнаружили, что народ был совершенно разномастный – всех возрастов и разных народов. Царила странная противоречивая атмосфера – с одной стороны, было ощущение праздника, важного события в жизни, с другой – на лицах людей был написан страх перед неизвестным, некая растерянность, как бывает у студентов перед экзаменами – «а вдруг не получится». Аккушки, улыбаясь, успокаивали новеньких, настраивали на нужный лад, просили сосредоточиться на бельги.
Наконец, пришел Кадырали ага, вошел во времянку, в которую устремились и мы. «Открытие» началось с тех, кто проходил «повторку» - повторное открытие. Сложность этого пути была в том, что при несоблюдении определенных правил акку-сункарами они «закрываются» - аташка уходит из сердца. То же самое происходит и по собственному желанию человека, если он разочаровался в этом пути. В этом случае, если человек раскаялся и вернулся на путь предков, он может прийти на эту самую «повторку» - теперь уже, положив руку на Коран и произнеся клятву. Нарушение клятвы может оказаться для человека весьма тяжелым по последствиям.
Произнеся клятву, человек садится перед Кадырали ага, и тот, как в самый первый раз, бьет его по спине с криком: «Сойле!» («Говори!») И тот говорит. Из уст его льется бата.
После «повторщиков» ту же процедуру проходили русскоговорящие. После удара по спине мы услышали то же бата, но – по-русски. С десяток русских – мужчин и женщин – получив «печать», устремлялись к выходу, и наступило время нас, новеньких казахов. Нас было так много, что Кадырали ага сделал следующим образом: в трех-четырех местах сели аккушки, рядом с ними садились и новенькие, прислушиваясь к бельги, которые должны давать аташки. Кадырали ага поочередно подходил к каждому и спрашивал: «Нашел аташку?» Если да, то он с силой ударял человека по спине с устрашающим криком «Сойле!», да так сильно бил, что бедолага сгибался вдвое. Если человек мешкал, удар повторялся, и еще, и еще, да камчой! – до тех пор, пока, наконец, из уст человека не исходили первые слова бата… Маленькая времянка, полная людей, честно говоря, в этот момент стала напоминать скотобойню – было такое ощущение, как будто «злой дядька» ходит от барана к барану и немилосердно режет их… Это сейчас смешно вспоминать, но в тот момент… Перспектива попасть под увесистый кулак казавшегося таким злым агашки нагоняла такой страх, что было только одно желание – быстрее отмучиться… Вся эта жуткая атмосфера специально создавалась для психологического давления на новеньких – чтобы не пребывали в сомнениях и скорее выдавали слова бата.
Наконец, я «нашел» своего аташку – была явная дрожь в висках, это Кайназар ата. Аккушка подтвердила – правильно, и я сел «на эшафот». Кадырали ага подошел, уверился в том, что я правильно «нашел» и с силой вдарил мне по спине!.. Это удивительно, но я ничего не почувствовал – никакой боли, наоборот, я будто провалился в некое «нигде», оказался в какой-то слегка вибрирующей пустоте, потом почувствовал, что сам начинаю дрожать, услышав же крик «Сойле!», вдруг спохватился и… стал говорить! Что-то по-казахски, какие-то слова, не помню, что, но говорил и говорил, сам не веря в то, что это я говорю, боясь остановиться… Я говорил, удивляясь тому, что это происходит со мной, удивляясь тому, как изменился мой голос, стал «другим», дребезжащим, удивляясь тому, что слова шли как бы из непонятной глубины, явно не из ума – я не обдумывал их… Я сказал всего несколько фраз, но мне показалось, что это длится вечно… Я говорил, пока не услышал «Болды!» («Хватит!») от сидящей рядом аккушки.
Я вышел из времянки, и только тут почувствовал, что весь покрыт потом, что я мокрый с ног до головы. А в теле было такое ощущение, как после обильных физических упражнений… Или после секса… Невиданное облегчение, состояние долгожданной разгрузки после сильного напряжения…
Так я «открылся». Потом было еще упражнение «для закрепления» - мы давали первые бата таким же, как мы, только что открывшимся акку и сункарам. Ближе к вечеру мы отправились домой, а Кадырали ага продолжал «лупить» бедных новеньких, весь взмыленный, покрасневший и разгоряченный…
Приехав на следующий день в тот же дом, я еще издали услышал крики и женский плачь. Подойдя поближе к времянке, я увидел, что она, как и вчера, полна людей, большинство из которых почему-то плакали… Оказалось, что сегодня мы проходим два упражнения «диалог» и «беседа со своим арухом». При «диалоге» двое акку или сункаров садились друг против друга, вызывали каждый своего аташку, и те начинали говорить друг с другом посредством акку-сункаров, как через мобильники. Один говорит фразу, задает вопрос, второй отвечает. Со стороны довольно-таки смешно, но на самом деле упражнение сложное, очень ответственное и весьма важное для развития искусства бата.
Второе упражнение, «беседа со своим аруахом», и вызывало обильные слезы. Нужно было вызвать на беседу дух того человека, а точнее, родственника, которого ты лично знал при жизни. Люди вызывали своих покойных матерей, бабушек-дедушек, братьев и сестер и, не выдержав, плакали, слушая их слова. Видя и слыша все это, плакали и многие присутствующие. Я не понимал поначалу, почему так много слез, пока сам не сел перед аккушкой. «Диалог» прошел легко. Но вот наступило второе упражнение, и я вызвал дух родного старшего брата, погибшего 13 лет назад. Едва он заговорил моим голосом, вступив в мое сердце, я весь задрожал, покрылся потом и… заплакал навзрыд!.. Потому что это был ОН! Потому что я не говорил с ним столько лет! Потому что… Надеюсь, сами поймете, почему…
Едва закончив упражнение, я выскочил на улицу, смыл слезы у умывальника, но плакал, наверное, еще минут пятнадцать, пока не успокоился… Именно в этот момент, поговорив с братом, я понял, что это – правда. Что говорят действительно аруахи. И что нужно просто делать то, что они говорят… И главное, что сказал мне брат – молодец, что съездил в Арыстан быб, я здесь поднялся благодаря этому… Если бы я знал, что брату это очень нужно ТАМ, я бы сделал это давным-давно…
Последний день открытия был прост и краток, но запомнился мне не менее других. Мы собрались в том же доме на рассвете и получили бата от самой Айша биби. С удивлением мы, новоиспеченные акку-сункары, узнали, что за эти дни нам аруахи еще и оценки поставили. Когда назвали меня и еще нескольких человек, я не сразу понял, что получил «пятерку». Наверное, хорошо старался…
Думаю, никогда не забуду то утро. Раннее апрельское утро, такое тихое, свежее и чистое, эти радостные трели пташек, как будто поющие хвалу этому дню, полный двор людей, преклонивших колени, и над этим всем – уверенно и властно заполняющий пространство голос акку, доносящий слова Айша ана, святой девы, благословляющей нас из Небытия на службу Всевышнему, аруахам и народу.

Арман. Н, сункар.
_konaev-ordasy@yandex.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 апр 2006, 09:01 
Академик
Академик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 мар 2003, 13:57
Сообщения: 2815
Откуда: N.Novgorod
Кому Будда, кому Аллах, кому Святая Троица, а кому язычество и шаманизм! Всему в мире есть свое место...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
cron
Powered by phpBB © 2011, 2012 phpBB Group